Когда космонавтика получит историю?

Ю.А.Гагарин29 февраля 2012 года в Мемориальном музее космонавтики отмечался 100-летний юбилей академика Б.Е. Чертока. Среди прочих признаний и воспоминаний в адрес Бориса Евсеевича были высказаны две мысли, над которыми стоит подумать российскому обществу.
Так, в одном из выступлений было отмечено, что после выхода в свет мемуаров «Ракеты и люди» мы стали смотреть на историю нашей космонавтики глазами Б.Е. Чертока. И если данный отзыв в отношении учёного является достойной оценкой одной из сторон его деятельности, то для российских историков он звучит, скорее как укор.
Давайте не будем тревожить понапрасну память Чертока – он ушёл от нас, по всей видимости, с чувством выполненного долга. А что мы, оставшиеся? Можем ли мы сказать о себе, что знаем собственную историю, что оценили пройденный путь, проанализировали наши удачи и неудачи, сделали выводы и пошли выверенным путём? Достаточно ли для этого взглянуть на события взглядом одного, пусть даже великого, человека? Увы, область человеческой деятельности настолько многогранна, обширна, насыщена разного рода противоречиями, достижениями и провалами, что обозревать её с одной позиции – это значит, видеть крайне мало.
Вот и получается, что мы только заглянули вглубь сквозь приоткрытую Б.Е. Чертоком дверь, но всё ещё не знаем прошлого, не выяснили причины тех или иных результатов жизни нескольких поколений советских людей. Сейчас, когда Россия находится в состоянии затянувшегося кризиса, как никогда, назрела необходимость разобраться в прожитом, т.к. (цитируя всё того же Бориса Евсеевича) «изучение истории помогает понимать настоящее, учит предвидеть будущее, вскрывает механизм достижения успеха».
Важность исторических исследований понимают сегодня все слои российского общества. Это видно по обилию соответствующих книг в магазинах и публикаций в СМИ, по острым комментариям к различным «вариантам» трактовки минувших событий в Интернете. Понимание проблемы изучения истории наблюдается и на государственном уровне: Указом Президента РФ № 49 от 9 января 2012 год объявлен Годом российской истории.
Необходимость исследования и написания истории российской космонавтики очень заинтересованно обсуждалась в конце января этого года на Королёвских Чтениях. Отмечалась потребность кардинального изменения подхода к данной работе, и не последнее место в этом должна занимать позиция Роскосмоса. По результатам работы Чтений Оргкомитет направил соответствующее Обращение руководителю Федерального космического агентства В.А. Поповкину.
Надо признать, что в последние годы всё-таки были сделаны некоторые серьёзные шаги для выявления некоторых вопросов истории космонавтики. К 50-летию полёта Ю.А. Гагарина были рассекречены многие материалы, связанные с этим событием, издано несколько сборников архивных документов, а также большое количество других изданий. Но пока приходится говорить, что эта крупномасштабная акция была разовой, и большой пласт исторических источников данной области деятельности всё ещё недоступен для исследования. Объективность публикаций, выполненных в условиях недоступности документов, вызывает большие сомнения. Поэтому первым необходимым условием изучения собственной истории является всё-таки доступность архивов, которая применительно к ракетно-космической тематике может быть обеспечена лишь постоянной плановой работой по рассекречиванию и публикации всего существующего архивного фонда.
Следующий вопрос, возникающий в связи с поднятой темой: кто должен писать историю космонавтики? Прежде всего, кем сегодня представлено историческое сообщество в этой области?
Имея в виду источниковедческий аспект, можно разделить историков космонавтики на 2 основные группы, исторического и технического направлений, которые характеризуются разными методами работы. С одной стороны, это большое количество авторов, которые хорошо знают фактографию вопроса, но не имеют профессиональной подготовки в деле исследования истории. Среднестатистический автор историко-космической работы сегодня – это специалист с техническим образованием и многолетним стажем работы в отрасли. И стаж этот, как правило, инженерно-технический. Оба направления (историческое и техническое) требуют различного типа мышления, разных методов работы.
К другой группе можно отнести профессиональных историков, владеющих методами исторического исследования. Но они, как правило, плохо ориентируются в теме в силу традиционной закрытости большей части информации.
Для объективного исследования истории космонавтики и ракетной техники необходимо соединить знание фактографии и владение методами исторического исследования, т.е. сблизить эти две группы историков.
Здесь видится несколько путей решения проблемы.
Во-первых, специалистов, занимающихся историей космонавтики, необходимо объединить. Традиционно они встречаются на Королёвских, Циолковских и Гагаринских Чтениях, но такие встречи едва ли способствуют объединению, поскольку историков, как правило, интересует тематика двух-трёх секций, заседания которых проходят одновременно. Зато хорошим примером совместной работы исследователей могут быть семинары, которые в конце прошлого века проводил В.Н. Сокольский в Институте истории естествознания и техники РАН.
Сегодня такой семинар можно проводить, например, в рамках работы исторической секции Российской Академии космонавтики им. К.Э. Циолковского. Пока что деятельность Академии в этом направлении слабо просматривается, а такая работа могла бы её оживить. Содержанием работы данного семинара должны быть не только вопросы истории, но обязательно теория методологии исторического исследования и, таким образом, повышение профессиональной подготовки историков.
Второй путь, который не менее важен для постановки исторических изысканий – подготовка кадров. Исторические вузы России должны целенаправленно заниматься подготовкой историков космонавтики, так же, как они готовят, например, востоковедов или специалистов по истории Древней Руси. Для начала Роскосмос мог бы обратиться к Министерству образования и науки с предложением организации чтения соответствующего курса лекций студентам исторических факультетов, желающим специализироваться в области истории космонавтики и ракетной техники.
И, наконец, хотелось бы обратить внимание читателей на практическое отсутствие в прессе дискуссий по вопросам истории космонавтики. Мы перестали писать отзывы на работы своих коллег, публиковать рецензии, перестали публично и аргументированно спорить с оппонентами. В результате, общественность впитывает информацию из СМИ, часто не задумываясь о степени её достоверности. Для решения данной проблемы можно одному из периодических изданий учредить рубрику «Дискуссионный клуб», в которой публиковать, например, статьи авторов вместе с мнениями оппонентов.
Реализация всех трёх предложенных мероприятий позволит, по мнению автора, поднять уровень исследований, позволив, в конечном итоге, написать научную историю космонавтики и ракетной техники.
Всё вышеизложенное в какой-то степени является комментарием к одному из «юбилейных» высказываний о Б.Е. Чертоке (см. выше).
Суть другой важной для нас мысли, озвученной на вечере в Мемориальном музее космонавтики, заключается в следующем. Специалисты НАСА изучили мемуары «Ракеты и люди» и вынесли определённый, в общем-то, положительный, вердикт. Само по себе признание ценности работы академика многого стоит, но форма, в которой это признание было высказано («мы Вас проверили, всё написано правильно»), ставит российских историков по отношению к заокеанским «партнёрам» в некоторое морально подчинённое положение. Причина такого отношения видится именно в отсутствии у нас научной постановки исследований по истории космонавтики и ракетной техники. Организация широкомасштабных работ в этой области позволит избавиться от покровительственного тона специалистов НАСА.
В качестве последнего аргумента хочется напомнить соотечественникам, что в XVIII веке историю России уже писали иностранцы. Именно немецкие историки вывели «начало Руси» от норманнов, не особенно утруждая себя при этом изучением хотя бы русского языка. В результате мы до сих пор толком не знаем, «откуда есть пошла Русская земля». В таком же положении мы можем оказаться и в вопросах истории космонавтики. Тенденции этого, к сожалению, имеются: воспитанные на фильмах компании «Би-би-си» и переводных книжках сегодняшние подростки не всегда могут сказать, в чём заслуга Ю.Гагарина, а КК «Буран» в Парке Горького иногда называют «Шаттлом».
Таким образом, откладывая написание истории отечественной космонавтики, мы тем самым невольно способствуем вымыванию из мировой истории основополагающих достижений нашей страны и заслуг соотечественников в области зарождения и развития РКТ.
В заключение, хотелось бы подчеркнуть, что проблема написания истории отечественной космонавтики не является проблемой одного только Роскосмоса. В неменьшей степени это дело Академии наук России, не только потому, что история должна быть создана на научных основах, но и потому, что многие направления научного знания родились именно в процессе ракетно-космической деятельности. Таким образом, история космонавтики и история РАН имеют значительную общую составляющую.
Именно двум этим ведомствам – Федеральному космическому агентству и Российской Академии наук – автор адресует вопрос, который в обществе уже созрел и который вынесен в заголовок статьи:
когда российская космонавтика получит научно написанную историю своего развития?

Л.Вершинина

1 комментарий к Когда космонавтика получит историю?

  • Белов ВВ Ассоциация планетариев России

    Очень актуально. Приятно сознавать, что есть единомыслие. Не скажу, где еще, но в Нижегородском планетарии, например, Черток прочитан, принят «рецензионный» доклад на «Рассвет космической эры» бельгийской фирмы «Mirage» на следующих Королевских Чтениях. Планируется как раз делать полнокупольные программы для зрителей именно на эту тему. Но у «Роскосмоса есть спец. студия, делающая хорошие фильмы.

Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru