Степан Анастасович Микоян

Генерал-лейтенант авиации Микоян С.А.12 июня 2012 года ему исполнится 90 лет. Это поистине, человек-легенда в ВВС Советского Союза. Он родился в семье одного из влиятельных и видных политических деятелей Советского государства. С именем его отца Анастаса Микояна связана целая эпоха развития нашего государства. Надо подчеркнуть, что это была не только эпоха разрушения царской России, это была эпоха создания, развития первого в мире социалистического государства, провозгласившего, что власть в стране принадлежит народу. Не хочется начинать дискуссию на тему о том, что дала социалистическая революция трудовому народу, какой ценой он, трудовой народ, заплатил за ее свершение и, в конце концов, чем все закончилось. Сегодня хочется подчеркнуть лишь одну грань из жизни тех, кому волею Судьбы суждено было родиться в непростой семье руководителя государства великой России.

В те далекие 20-е и 30-е годы, на которые пришлось детство Степана и его братьев, они были далеки от той политики, морально-политического и психологического климата, царившего в молодом рабоче-крестьянском государстве. Конечно у него, как и у детей тогдашнего руководства, не было голодного детства. Но, как вспоминает сам Степан Анастасович, изобилия и вседозволенности в поведении тоже не было. Как и все учились в школе, с ребятами, что жили в районе знаменитого дома на набережной. Как и все жили мечтами о героических подвигах во имя любимой Родины. В отличие от своих сверстников они могли свободно ходить в гости к друзьям в дома М. Калинина, С. Буденного, К. Ворошилова и т.д. Вместе со своими однокашниками они бегали смотреть на показательные полеты самолетов. Полеты проходили на Тушинском и Ходынском поле. Завидовали нашим первым всемирно известным летчикам: Г.Ф.Байдукову, В.П.Чкалову, С.И.Грицевцу, С.П.Супруну и мечтали о небе.

Именно эта мечта привела в 1940 году молодого Степана Микояна, его друзей Тимура Фрунзе, Володю Ярославского, Володю Сабурова, Романа Павлова, Олега Баранцевича в первую в мире военную авиационную школу летчиков – в знаменитую Качу. В Каче в 1939 году учился сын самого Иосифа Виссарионовича Сталина – Василий Сталин.

О чем тогда мечтали дети наших руководителей, высказал в своем письме к опекуну К. Ворошилову Тимур Фрунзе:

«Дорогой, Климент Ефремович! Выбор моей профессии предопределен историей. В современной войне самым грозным оружием будет авиация. Я хотел бы владеть им. Вы не раз повторяли мне слова отца: «Мой сын будет настоящим большевиком. На нем должна быть двойная ответственность: фамильная – кадрового революционера, и преемственность молодого поколения». Это справедливо, и я буду выполнять это всегда».

В этой короткой цитате, как в зеркале, отражаются мнение и чаяние предвоенного поколения. Беззаветная любовь и преданность Родине, безграничное уважение и почитание своих родителей, огромное желание быть полезным для своего государства, его уважение и готовность отдать жизнь за интересы своего народа и страны. Конечно же, и великий романтизм, желание освоить геройскую и почетную профессию военного летчика-истребителя. Все это можно было осуществить — в Первой военной авиационной школе летчиков, образованной в 1910 году под г. Севастополь на берегу речки Кача.

Здесь в предвоенные годы переучивались будущие маршалы авиации, военноначальники, политработники желавшие связать свою судьбу с авиацией. В 1939-1941 годах они учились в эскадрилье майора Гайдамака Ф.К.. Группу из числа сыновей руководителей страны Степана, Владимира Микояна, Тимура Фрунзе обучал молодой летчик Коршунов. Они летали в отряде майора Ошмакова. Вот что об инструкторе написал К.Е. Ворошилову Тимур: «Инструктор у нас замечательный. Лейтенант Коршунов, он окончил Качу отличником и имеет уже 3 выпуска».

Сам Степан Анастасович относился к своему инструктору л-ту Коршунову с трепетом. Он, 19 летний парень, в то время видел в нем не только учителя по пилотированию самолета, но и воспитателя. В своих воспоминаниях о первом инструкторе л-те Коршунове С. Микоян пишет так:

«Хороший инструктор не только учит летать – он и воспитатель. Коршунов был именно таким инструктором… Думаю, что я многим обязан моему инструктору, и тепло вспоминаю его до сих пор».

Уверен, что хорошее впечатление и отношение к летчикам-инструкторам со стороны Степана Анастасовича, берет свое начало именно с тех летчиков-инструкторов, которые учили его в Каче. Свое отношение к инструкторам Степан Анастасович выразил в воспоминаниях.

«Инструкторская работа – очень хорошая школа для летчика. Инструкторы точнее, аккуратнее, чем строевые летчики, пилотируют самолет, в большей степени контролируют полет по приборам, поскольку именно так наблюдают за правильностью действий курсанта. У них воспитывается мнение анализировать полет – качество, являющееся надежным фундаментом для любой другой летной специальности. На фронте летчики из инструкторов, как правило, быстро становились умелыми бойцами. Особенно ценятся качества летчика-инструктора при отборе кандидатов в летчики-испытатели».

Такая оценка труда летчика-инструктора из уст всемирно известного пилота, почти полвека отдавшего делу испытания новой авиационной техники, стоит дорогого.

Степан Анастасович сохранил в своей памяти и тот восторг, что охватил его при виде синего моря на экскурсии по Крыму. Вот что он пишет по этому поводу в своей книге:

«Хотя мы уже в течение полугода видели море, вблизи с земли и самолета, впечатление от того, что предстало перед нами после долгого подъема по серпантину к Байдарским воротам, трудно передать словами. До сих пор помню чувство восторга, охватившее меня, когда вдруг, именно вдруг – возникло синее море, находившееся где-то внизу и кончавшееся высоко. А склоны гор и берег – все в зелени, с торчащими пирамидами кипарисов.

Мы проехали до Ялты, где попали в какой-то клуб на танцевальный вечер, да еще 1-го мая – всеобщий день веселья и беззаботности. Мне очень понравилась какая-то девушка, я с ней танцевал, а прощаясь, сказал, что никогда ее не забуду. Тимка (Фрунзе) надо мной посмеивался за сентиментальность, но я ведь действительно не забыл ее, а вернее, тот счастливый день».

Таким сентиментальным Степан Анастасович остается и по сей день. За свою долгую и трудную жизнь он сумел сохранить в себе это прекрасное чувство.

В Каче Степан Микоян встретил Вторую мировую войну. Вот как он об этом вспоминает: «Ранним воскресным утром старшина 7 эскадрильи громким голосом объявил тревогу. Мы с Фрунзе бежали на аэродром рядом, в полном боевом снаряжении. Мы помогали укрывать самолеты и несли караул по периметру аэродрома. Так 22 июня 1941 года наша эскадрилья, которой командовал майор Гайдамака Ф.К., встретила Великую Отечественную…». Особой летной группе, как и всем курсантам с началом войны, была изменена программа летной подготовки. Ввели полеты строем, воздушные бои, стрельбы по наземным целям. Всем не терпелось и очень хотелось быстрее на фронт. Боялись, что фашист будет разбит без их личного участия. Но Кача получила приказ на перебазирование в Красные Кут, а там снабжение ГСМ, и другими необходимыми расходными материалами шло с перебоями, и как водится в авиации, то погода, то отсутствие ГСМ, то самолеты забрали на фронт. Обучение затягивалось. Как вспоминает Степан Анастасович, в 1941 году их летную подготовку взял под личный контроль Василий Сталин, к тому времени начальник инспекции ВВС и дело пошло. Да и в целом по словам Степана Анастасовича, Василий Сталин многое сделал для того, что бы их летная группа закончила в 1941 году Качу, а затем под его началом они, как летчики вводились в строй, переучились на новую технику. Под его же руководством они стали воевать. Василий всегда находил время проследить за ходом летной подготовки, что-то посоветовать, где-то протолкнуть. В своих рассказах Степан Анастасович всегда с добротой и теплом вспоминает об этом. Он также с большой теплотой вспоминает и о своих сослуживцах, однокашниках, летчиках-инструкторах.

Выпускник 1940 года В.П. Попутько в своих воспоминаниях о Т.Фрунзе, С. Микояне пишет так:

«В 1941 году КАЧА дала крылья сыновьям видного партийного и государственного деятеля А.И Микояна – Степану, Владимиру. Их обучал командир звена Федор Семенович Каюк. В это же время в Каче учился и Тимур Фрунзе.

И вот как-то в конце 1941 года Ф.С. Каюк, наш командир звена, попросил меня провезти в паре на боевое применение С. Микояна. Вдвоем на самолетах УТИ-4, мы поднялись в небо в отведенную зону, он с Тимуром Фрунзе, я – со Степаном Микояном. Отработав положенное упражнение, мы возвратились на аэродром. Они, все вместе, благодарили меня за выполненный провозной полет».

Всего лишь один эпизод. Но говорит он о многом. О том, какие отношения складывались между летчиками-инструкторами и курсантами, о том, как курсанты понимали и ценили труд своих инструкторов, о том, что они 19 -летние дети высоких руководителей с уважением относились к своим учителям. Ответственность, простота, скромность, чуткость и внимание – это качества большого великого человека Степана Анастасовича Микояна, прошедшего огромный путь в авиации от курсанта, военного летчика- истребителя, участника Великой Отечественной войны до генерал-лейтенанта авиации, Заслуженного летчика-испытателя СССР, Героя Советского Союза.

О необычайной скромности Степана Анастасовича говорит еще один пример из его жизни. Когда в 1941 году они закончили Качу, то им с Тимуром Фрунзе и Володе Ярославскому присвоили воинское звание «лейтенант», а остальным ребятам звание «сержантов». Вот что пишет по этому поводу сам Степан Анастасович: «…нам присвоили звания лейтенантов. Ясно было, что это дело рук Василия Сталина, а «обосновал» он это расширенной программой обучения и отличными нашими успехами. Конечно, было приятно получить офицерское звание, но я все, же ощущал неловкость и говорил, что хотя бы уж присвоили звание младшего лейтенанта».

Необычайная скромность всегда и во всем отличает этого великого пилота. В качестве летчиков-инструкторов никто из их особой группы оставаться не пожелал. Как и все летчики, они рвались на фронт. Воевал Степан Анастасович в составе 11-го истребительного полка, 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО. Боевой полк базировался на Центральном аэродроме в городе Москве. С огромной теплотой он вспоминает своих товарищей: командира полка м-ра Н.Г. Кухаренко, комиссара полка м-ра Вакуленко, летчиков В. Ковалева, В. Головатого, командира аэ С. Верблюдова, командира звена В. Лапочкина.

Начало летной боевой работы у Степана Микояна было омрачено гибелью друзей. Во-первых, в полку погиб боевой летчик В. Миккельман. Эту печальную новость полк переживал в момент прибытия его в полк. А во-вторых, практически в первых боевых вылетах погиб его друг Тимур Фрунзе.

Но война она и есть война. Степан Анастасович уже знал, что война забирает тысячи жизней солдат, офицеров и просто мирных жителей. За их смерть нужно было мстить тем, кто вероломно напал на Родину. Надо было летать и вести воздушные бои с немецкими летчиками.

В тринадцатом боевом вылете Степан Анастасович был сбит, как потом выяснилось, своим летчиком Михаилом Родионовым. Впоследствии Родионов М. погиб, выполнив двойной таран самолета противника Ю-88. Ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. А Степан Микоян выполнил вынужденную посадку в поле. Он чудом остался жив, но сильно обгорел и сломал ногу в области колена. Врачи поставили его снова на крыло. Травмированное колено оставило физическую память о войне на всю жизнь. До сегодняшних дней Степан Анастасович иногда заметно прихрамывает, однако это не мешает ему в свои 86 лет, уверенно управлять автомобилем в городской суете и потоке машин в г. Москве. В кабине автомобиля этот человек чувствует себя, как и в кабине боевого самолета. Ездит грамотно и уверенно во всех ситуациях.

Воевал Степан Анастасович и в составе 434 истребительного авиационного полка под командованием В.Сталина. Защищал Сталинград. Летал в полку И.И. Клещева. В составе этого же полка воевал и его брат Владимир Анастасович Микоян, который отдал в первом бою свою юную жизнь, защищая Родину. В его памяти сохранилось много однополчан, навсегда оставшихся в Сталинградской земле. Только в течение трех недель октября 1942 года 434 иап сбил 82 немецких самолета, но и сами потеряли 25 самолетов и 16 летчиков.

Без всяких прикрас в своих воспоминаниях, С. Микоян говорит о правде на войне о том, какие нелепые и обидные, досадные случаи приводили к смерти грамотных и отчаянных летчиков полка. Особенно его потрясла смерть командира полка майора Клещева Иван Ивановича, который погиб 31 декабря 1942 года, пытаясь выполнить перелет в Москву с аэродрома Рассказово. Из-за сильного снегопада, сплошной белой стены на земле и в воздухе на посадочном курсе майор Клещев И.И. не смог определить высоту выравнивания и столкнулся с землей. Самолет сгорел, летчик погиб. В 24 года майор Клещев И.И. к тому времени лично сбил 24 самолета, а вместе со сбитыми фашистами в групповом воздушном бою их на его счету к тому времени было 32. Он был награжден звездой Героя Советского Союза, представлен повторному награждению, но не Судьба. Помнит Степан Анастасович и смерть своего родного брата Владимира погибшего под Сталинградом, своих друзей Т. Фрунзе, Л. Хрущева, Абросимова, Стародуба, Н. Гарама, Марикуца, Иванова. Помнит всех, с кем пришлось пройти суровое, тяжелейшее время воздушных сражений в годы В.О.В., на одном из самых суровых периодов боевых действий нашей авиации.

Сразу после окончания войны Степан Анастасович поступает в Военно-воздушную инженерную академию имени профессора Н.Е. Жуковского. Качество преподавания в академии было на высоком мировом уровне. Микоян с благодарностью вспоминает своих преподавателей: академика Б. Стечкина, профессоров П.К. Казаджана, А. Космодемьянского, Б. Юрьева, В. Пышнова, Б. Горощенко, А. Ястржембского, А. Голубева, А. Моисеева, А. Лаптева, и других. В своих воспоминаниях о том времени Степан Анастасович пишет коротко, но емко: «…нам, в дальнейшем летчикам-испытателям, академия дала очень много».

Летом 1951 года Сергей Дедух, Игорь Емельянов, Александр Щербаков, Георгий Баевский, Владимир Ильюшин, Степан Микоян стали летчиками-испытателями Государственного Краснознаменного научно- испытательного института (ГКНИИ) и внесли свой весомый вклад в развитие военной авиации в последующие годы.

Микоян С.А. налетал более 3500 часов, освоил 102 типа летательных аппарата. В 1964 году ему вручен нагрудный знак «Заслуженный летчик- испытатель СССР», а в 1975 году за проявленное мужество, героизм и огромный вклад в летно-испытательную работу ему присваивается звание Героя Советского Союза.

Все, кому приходилось служить с этим обаятельным, высокоинтеллигентным, образованным практически во всех областях человеком отмечают в нем, прежде всего, скромность, уважение, внимание, простоту в общении, безграничную любовь и преданность авиации. О небе, о самолетах Степан Анастасович может говорить сутками напролет. Его память хранит в мельчайших подробностях где, когда с кем он летал, какую технику испытывал, какие курьезы встречались на пути, как они преодолевались. Причем помнит с именами, фамилиями, типами самолетов, где и на каком этапе полета что-то случалось. У этого Человека с большой буквы есть всегда чему поучиться. К великой любви – авиации, Степан Анастасович сам причисляет еще три семейных культа.

«У нас в доме, можно сказать «три культа» — классической музыки, Пушкина и мировой литературы. Благодаря моей жене Элеоноре (Эле) все члены семьи эти три культа в нашей жизни поддерживают. Пушкин А.С. для меня не только самый любимый поэт, но и самый выдающийся Человек России. В доме у нас масса книг, в том числе есть и специально по музыке, по Пушкину, по истории Москвы, по литературоведению и, конечно, по авиации. Чего у нас нет в доме, так это драгоценностей – ни золота, ни серебра, ни хрусталя, ни шуб».

В 1979 году Степан Анастасович становится кандидатом технических наук, работает в ОАО НПО «Молния». При его активном участии и руководстве испытывался орбитальный корабль «Буран». Степан Анастасович был заместителем генерального директора по летным испытаниям и при такой должности лично сам руководил с выносного командного пункта первыми посадками летательного аппарата «Спираль», аналога космического корабля « Буран» на специально подготовленную грунтовую полосу на аэродроме во Владимировке. Качинцы: Шеффер Ю.П., Заболоцкий В.В., Бородай А.С., Тресвятский С.Н., Приходько Ю.В., Шукин А.В., Бачурин И.М., Пучков А.С., Иванов Л.Г., Салей Е.В., под его руководством осваивали космическое пространство по программе подготовки к полету этого уникального орбитального корабля. Слетать на этом аппарате посчастливилось: Бородай А.С., Щукину А.В., Римасу Станкявичусу, Левченко А.С. и Волк И.П. одному из руководителей программы. Всем приходилось работать и летать по этой программе много на летающих лабораториях Ту-154, МиГ-25. Степан Анастасович с благоговением относился и относится до сих пор ко всему, что связано с летно-испытательной работой в авиации и космосе. В свои 85 лет он готов к тому, чтобы лично проводить испытания новейшей техники. В 1997 году Степан Анастасович вторым из летчиков-испытателей СССР из России избран Почетным членом Общества летчиков-испытателей-экспериментаторов. Это мировое признание его заслуг в развитии авиастроения и космонавтики.

За 86 лет Степан Анастасович Микоян достиг в своей жизни многого: стал, генерал-лейтенантом авиации, Героем Советского Союза, Заслуженным летчиком-испытателем СССР, кандидатом технических наук, Почетным членом Общества летчиков-испытателей-экспериментаторов. Ко всему, если человек талантлив, то, как говорят на Руси, талантлив во всем и его – талант, не утаишь. Степан Анастасович написал исключительно грамотную, разумную и полезную книгу о суровой жизни военного летчика-истребителя, о трудной и романтической профессии летчика-испытателя, о кропотливом труде авиационных конструкторов. В его книге: «Воспоминания военного летчика-испытателя» весьма откровенно и прямо рассказывается не только о нелегкой работе летчика-испытателя, но и о тех политических подоплеках в руководстве нашей страны, свидетелем и участником которых был он сам, его родные и близкие.

С.А.Микоян

С.А.Микоян
Изображение 1 из 9

Степан Микоян в форме учлета

3 комментария Степан Анастасович Микоян

    • С глубокой скорбью приношу свои соболезнования семье Степана Анастасовича Микояна в связи с его кончиной. Степан Анастасович был моим командиром во время службы в в/ч 18374. Степан Анастасович присутствовал на моей свадьбе, поговорил с моей мамой и они выяснили, что Степан Анастасович находился на излечении в том же военном госпитале в Куйбышеве, в котором моя мама работала. С самыми тёплыми чувствами вспоминаю, как Степан Анастасович останавливался на своей Волге на автобусной остановке и подбирал офицеров и гражданских, которым надо было добраться в 1-е Управление ГНИКИ ВВС имени Чкалова, когда он был Заместителем Начальника Института по лётной работе, в/ч 15650. Спаси и помилуй, Господи, душу усопшего раба твоего Степана и сотвори ему вечную память. Вечная память!

  • Я служил в в/ч 18374, в которой Степан Анастатович Микоян был командиром, но во время моей службы он уже был Заместителем Начальника ГНИКИ ВВС. Степан Анастасович был на моей свадьбе 1966 году, часто подвозил нас, офицеров и гражданских, на своей Волге когда мы ждали автобус, а он проезжал мимо. Я в то время был ведущим по испытаниям самолета Су-15 на колесном шасси с грунтовых ВПП и очень сожалею, что мне не пришлось участвовать в испытаниях Бурана на грунтовых ВПП, поскольку считаю, что мой опыт испытаний самолетов на грунтовых аэродромах мог бы пригодиться. Всегда вспоминаю Степана Анастасовича с большой теплотой и благодарностью, что мне удалось его знать лично. Здоровья Вам и многих лет жизни, уважаемый Степан Анастасович

Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru