Летает красиво и выглядит грозно

вертолет Ка-52

Интервью с экипажем вертолета Ка-52 на аэрокосмическом салоне Le Bourget 2013

Чередниченко Александр Владимирович — летчик-испытатель ОАО «Камов»,
Павленко Михаил Владимирович — заслуженный летчик-испытатель России.

— За свою летную биографию вам приходилось пилотировать множество типов и модификаций отечественных вертолетов, в том числе и Ка-50, и Ми-28. Как вам Ка-52?

Чередниченко: Ка-52 — это уникальный вертолет, продолжение династии боевых вертолетов Камова, предшественником которого был Ка-50 «Черная акула». Это его более современная версия на новой элементной базе, новые двигатели и новые возможности. Он сохранил все самое лучшее от Ка-50 и приобрел новые черты.

— В наших ударных вертолетах до Ка-52 члены экипажа располагались тандемом. Ка-50 Вы пилотировали в одиночку. Теперь вы сидите с напарником плечом к плечу. Какое решение на Ваш взгляд лучше?

Чередниченко: Работать вместе проще. Это еще одна пара глаз и рук, помощь, подсказка. Есть такое понятие как распределение внимания: один летчик занимается пилотированием, а второй — поиском, обнаружением, распознаванием целей и применением оружия. В любой момент мы можем «поменяться местами» в смысле распределения функций, все системы полностью дублированы. Взаимодействие пилотов в Ка-52 значительно лучше, чем при тандемном расположении. Простой пример из моей летной практики: в передней кабине отсоединялся разъем ЗШ или гарнитуры и терялась связь с напарником. Ушел ли он просто со связи или с ним что-то случилось? Ты не видишь, что с ним происходит. Приходилось применять различные приемы, чтобы как-то привлечь его внимание. Здесь мы сидим рядом, видим друг друга, можем взаимно отслеживать состояние, обращаться за помощью и даже не обязательно об этом говорить по СПУ. Мы можем показать знаками, жестами, обратить на что-либо внимание одним взглядом.

— Расскажите о боевых возможностях Ка-52

Чередниченко: Боевые возможности у него современные. Они соответствуют тому уровню развития боевой авиации, который существует в мировом вертолетостроении. Он находится на уровне лучших западных образцов по таким характеристикам, как обнаружение цели в условиях ограниченной видимости, в ночных условиях, полет с использованием систем ночного видения, применение высокоточного оружия. Ка-52 — разведывательный ударный вертолет, то есть кроме ударных возможностей, он еще обладает набором инструментов для обнаружения целей, выдачи целеуказания на другие вертолеты и носители авиационных средств поражения, которые в свою очередь могут успешно поразить разведанную им цель.

— Что, на ваш взгляд, самое уникальное в Ка-52?

Чередниченко: В первую очередь следует сказать о соосной схеме винта, которая наделяет вертолет уникальными летными характеристиками. Но самое уникальное — система катапультирования, аналогов которой я нигде не видел и которая нигде не применяется. Эта система вытащит летчика практически из любой ситуации: горит ли вертолет, подбит или даже разрушается в воздухе. Летчику не надо думать о том, как он откроет люк, выпрыгнет, зацепится или нет парашютом. Одно движение — и он висит на стропах парашюта. Диапазон применения системы достаточно широкий, что позволяет катапультироваться практически из любых положений, в том числе практически с земли.

Павленко: При максимальном взлетном весе 10800 кг Ка-52 способен взять 2500 кг полезной нагрузки. Фактически, четвертая часть веса — это боевая нагрузка. И еще один нюанс — надежная 30-миллиметровая сухопутная пушка от БМП. Так вот, у нас к ней 460 снарядов. Ни у одной машины такого класса нет такого арсенала. Пушка в ближнем бою — очень эффективное оружие. И здесь решающую роль может сыграть не только точность поражения, но и запас снарядов.

— Мы наблюдаем ваши полеты здесь на Ле-Бурже. Машина очень маневренная, с хорошей тяговооруженностью. Насколько легко ей управлять и как она в сравнении с Ми-28?

Чередниченко: Ми-28 — машина интересная и управление у нее достаточно эффективное. Но особенности одновинтовой схемы требуют немножко большей координации при работе с органами управления. На «камовских» же машинах движение органов управления прямое, как на самолете (при работе с одними органами управления нет необходимости задействовать другие для корректировки полета). Машина очень проста в управлении и нравится пилотам, которые до этого никогда не летали на «камовских» машинах. Уже в первом полете они чувствуют себя вполне комфортно, понимают, что машина их слушается и адекватно реагирует на их команды.

Павленко: Все вертолеты вроде бы летают одинаково, но это только на взгляд непосвященных специалистов. Соосная схема дает преимущество в 10-15% тяги. А это улучшение высотных характеристик, грузоподъемности, скороподъемности. А еще — два винта компенсируют крен и скольжение. То есть все одновинтовые машины летают с креном в 2-3 градуса и небольшим скольжением. «Камовская» машина летает без крена и без скольжения в горизонтальном полете. Кажется, что мелочь, но это упрощает пилотирование и улучшает характеристики стрельбы — прицеливание и точность попадания. А значит, в целом улучшаются боевые характеристики машины. На эти нюансы многие закрывают глаза. Но из таких мелочей и складывается результат, и машина выходит победителем в бою. В боевых условиях каждый миллиметр визуального обзора и каждый градус маневренности и каждый километр скорости — это повышение шансов на победу.

— Здесь, на Ле-Бурже, я постоянно наблюдаю толпу вокруг Ка-52, в которой немало людей в пилотских комбинезонах. Чем интересуются ваши иностранные коллеги, как отзываются о российских вертолетах?

Чередниченко: Люди, связанные с вертолетами и с летной работой, задают профессиональные вопросы. Цокают языками, восторженно закатывают глаза. Машина того стоит — летает красиво и выглядит грозно. Пусть враги боятся, а друзья уважают.

— Какие ваши впечатления в целом об авиасалоне Ле-Бурже 2013?

Чередниченко: Я первый раз на международном салоне, который проводится за пределами России. Первое впечатление — небольшая летная программа, на МАКС в Жуковском она гораздо шире и насыщеннее. С другой стороны, помимо интересной статической экспозиции, здесь много стендов поставщиков авиационных систем и оборудования, материалы, экипировка — все это очень интересно посмотреть. Как вертолетчику мне интересны представленные здесь зарубежные вертолеты. Представлена достаточно широкая линейка, есть возможность посидеть в машинах разных производителей, особенно в тех, которые составляют нам конкуренцию. Видим удачные их решения и не очень. Ведь летчики-испытатели не только испытывают машины, но и участвуют в разработке вертолетов, начиная с этапа эскизного проекта. Такие поездки для нас очень полезны, я считаю, что они были бы интересны и для летчиков ВВС. Летчикам из центров боевого применения просто необходимо приезжать сюда и набираться опыта.

Павленко: Нам обязательно надо участвовать в подобных авиасалонах. Во-первых, чтобы правильно себя позиционировать, понимать, на какой ступени развития мы находимся, отслеживать и прогресс, и отставание, для того чтобы создавать свои конкурентоспособные образцы с ориентировкой на будущее. И если по винтам и фюзеляжу концепции понятны, то по БРЭО идет стремительное развитие. Я имею в виду авионику, взаимодействие человека с этими системами, эргономику кабины. Сегодня эти направления первостепенны. Конечно, я не умаляю достоинства характеристик носителя, здесь мы сегодня не уступаем западным коллегам. И нужно продолжать работы по улучшению системы управления, устойчивости и автоматизации полета.

Роман Гусаров
AEX.RU

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *