Заложник политических интриг Сталина

Начальник НИИ ВВС генерал-майор А.И.ФилинГенерала Филина, внесшего значительный вклад в развитие отечественной авиации, репрессировали по велению «вождя народов»

В мае этого года исполняется 75 лет со дня ареста выдающегося летчика, начальника Научно-испытательного института ВВС генерал-майора Александра Ивановича Филина. Его реабилитировали 15 лет спустя, но даже после этого о нем старались не говорить. Взяли его за месяц до начала Великой Отечественной войны, сценарий начала которой до сих пор является одной самых больших загадок современности.

В том, что Германия нарушила покой граждан СССР, сомневаться не приходится, но к чему готовились Сталин и Гитлер, до сих пор документально не установлено. Существуют лишь догадки и, как ни странно, косвенные документы, позволяющие высказывать различные версии, отличные от общепринятой. Очевидно, что если бы виновником трагедии был лишь один Гитлер, то не было бы и репрессий в отношении высшего командного состава Красной Армии весной 1941 года. Попал в эти жернова и Александр Филин.

Официальным поводом для его ареста в мае 1941 года стала история с самолетом-истребителем МиГ-3. Об этом неоднократно писалось, но никто не догадался установить истинные причины произошедшего. На мой взгляд, поводом для ареста генерала стала не жалоба авиаконструктора Артема Микояна, а желание вождя избавиться от свидетеля, видимо, посвященного в так и не реализованные замыслы вождя.

ДОРОГА В НЕБО

В 1905 году в семье кондуктора Савеловской железной дороги Ивана Николаевича Филина родился второй сын Александр. До 1921 года он учился в различных учебных заведениях столицы и, получив среднее образование, поступил в Егорьевскую военно-теоретическую школу летчиков.

В то время еще не было призыва молодежи в авиацию. Все было подчинено одним мотивам, понятным лишь Александру, и объяснения этому уже не найти.

Первоначальное авиационное образование Филин получил вместе с Валерием Чкаловым. Завершив теоретический курс, в начале 1923 года их направили сначала с Севастопольскую школу авиации, а затем во 2-ю военную школу летчиков в Борисоглебск и в Московскую высшую школу военных летчиков. После чего их пути-дорожки разошлись. Чкалов получил назначение в Ленинград, а Филин – в Читу, в 18-й корпусной авиаотряд.

Прослужил Александр Иванович в Чите чуть больше года, до середины лета 1926 года. Проявив незаурядные способности летчика, его направили на учебу в Военно-Воздушную академию имени проф. Н.Е. Жуковского, где Филин не только продолжал поддерживать свою летную «форму», но и в июле 1929 года поднял в небо новый самолет АИР-3 конструкции Александра Яковлева. Полеты проходили удачно, и в сентябре того же года он вместе с А.Ф. Ковальковым на АИР-3 совершил беспосадочный перелет из Минеральных Вод в Москву, установив два неофициальных рекорда дальности – 1750 км и скорости полета – 166,8 км/ч.

Не вдаваясь в подробности, отмечу, что во время перелета возникла нештатная ситуация, едва не приведшая к трагедии, но благодаря Филину полет завершился благополучно.

Нетрудно понять, что после этого перелета на Филина обратило внимание командование ВВС РККА. Уже на этом, заключительном этапе обучения слушатель Филин подавал большие надежды не только как летчик, но и как ученый. Приведу лишь один пример. Александр Иванович вместе с сотрудником НИИ ВВС Иваном Федоровичем Петровым, в 1941 году сменившим его на посту начальника НИИ ВВС, провел большую работу по изучению штопора самолета, обобщив все в одноименной брошюре. Естественно, это событие не осталось не замеченным, и по окончании учебы Филина направили в этот институт, где он разработал и опубликовал «Инструкцию по испытанию самолетов на скороподъемность». Затем последовали печатные работы «Определение точности обработки результатов полета на скороподъемность» и «Учет влияния изменения лобового сопротивления на горизонтальные скорости и скороподъемность самолетов», а прямым их продолжением стала книга Н.А. Жемчужина «Методика испытания самолетов». Это было очень важно, поскольку в те годы многие параметры самолетов определялись не инструментально, а исходя из ощущений пилота.

РЕКОРД ДАЛЬНОСТИ

Но самые большие достижения летчика-испытателя А.И. Филина были связаны с полетами на самолете РД конструкции Андрея Туполева, предназначенного для побития мирового рекорда дальности.

Первый полет машины показал, что ее дальность не превышает 7200 км. С такими данными о рекорде нечего было и думать. К тому же французы Кодос и Росси пролетели по прямой на самолете «Блерио-110» 9104 км. Задача доводки машины, ставшей вскоре мировой сенсацией, легла на плечи летчиков-испытателей НИИ ВВС, и одним из главных действующих лиц в этом процессе был Филин.

В сентябре 1933 года в воздух поднялась вторая машина РД-2, дальность полета которой довели до 10 800 км. Примерно в это же время утвердили два экипажа. Командиром РД-1 утвердили Андрея Юмашева, а РД-2 – Михаила Громова. В его экипаж и вошел Александр Филин.

К лету 1934 года дальность полета составила уже 13 тыс. км, что позволило в сентябре выполнить полет продолжительностью свыше 75 часов. Летая в основном по замкнутому маршруту Щелково–Рязань–Тула–Щелково, экипаж в составе Громова, Филина и Спирина покрыл расстояние 12 411 км. Это было выдающееся достижение, но оно не получило статус мирового, поскольку не вписывалось ни в одну категорию ФАИ, да и СССР в те годы не состоял в этой организации. За это выдающееся достижение экипаж РД был удостоен правительственных наград.

Тогда же экипажам Громова и Спирина рекомендовалось готовиться к кругосветному перелету по маршруту: Москва–Хабаровск–Сан-Франциско–Чикаго–Персия–Москва, но неожиданная болезнь летчика Громова нарушила все планы.

Примерно в это же время Сигизмунд Леваневский предложил совершить перелет в США через Северный полюс. Леваневский был у Сталина на особом счету, поскольку был способен растопить лед непростых тогда отношений между СССР и США. Поэтому, несмотря на огромный риск трансполярного перелета, Сталин санкционировал подготовку самолета РД к необычному рейсу. Леваневскому передали самолет РД-2, который экипаж Громова готовил для своего дальнего перелета. Новый «хозяин» самолета навел и свои порядки, отстранив прежний экипаж от полетов на РД.

ВО ГЛАВЕ ИНСТИТУТА

Но о Филине руководство института не забывало. В 1936-м Александр Иванович был назначен начальником отдела института и в том же году – командиром эскадрильи боевого применения НИИ ВВС. В последней должности он проработал до декабря 1937 года. Дело в том, что 22 ноября был репрессирован начальник НИИ ВВС Николай Бажанов. Так получилось, что наиболее подходящим на эту должность оказался Александр Филин.

Работая в НИИ ВВС, Филин дважды был в заграничных командировках. В конце 1935-го он посетил Миланскую авиационную выставку и самолетостроительный завод «Савойя», а в 1936-м побывал в Париже, ознакомившись с французской авиационной промышленностью.

Беда к Филиным пришла в 1938 году, когда арестовали его старшего брата Николая. Казалось бы, это событие должно было отразиться и на карьере Александра Ивановича, но он продолжал исполнять обязанности начальника НИИ ВВС. Что же произошло, почему ему удалось избежать участи родственников многих «врагов народа»? Первое, что приходит на ум, так это активная позиция Михаила Громова и личные связи с Валерием Чкаловым, поскольку они вместе с Филиным внесли большой вклад в доводку рекордного самолета АНТ-25, принесшего славу Родине. Помимо АНТ-25, Филин участвовал в испытаниях и других опытных самолетов, поступавших в НИИ ВВС.

В 1939-м судьба вновь свела с А.С. Яковлевым, когда на испытания поступил самый скоростной и, пожалуй, «скандальный» самолет-разведчик № 22. Естественно, он не обошел внимание вождя и по его указанию был превращен в ближний бомбардировщик.

Летчики-испытатели НИИ ВВС, включая Филина, учитывая большую скорость, дали самолету в части летных характеристик высокую оценку, несмотря на целый перечень дефектов и пожеланий военных, преследовавших лишь одну цель – превратить самолет из демонстрационного образца в настоящую боевую машину, доступную летчикам средней квалификации.

Началась настоящая борьба за машину, которую запустили в серийное производство. При этом промышленность наращивала выпуск по большому счету некондиционной машины, а военное представительство рассылало во все инстанции письма с требованием прекратить производство. Но их никто не слушал, а начальник НИИ ВВС, казалось, вопреки здравому смыслу продолжал настаивать на серийном производстве самолета.

Автор достаточно глубоко изучил эту проблему и пришел к выводу, что причиной тому могло быть лишь прямое указание вождя. Именно эта сила и управляла тогда Филиным, возможно, даже вопреки его воле. На пороге стояла Вторая мировая война.

Пожалуй, это был единственный негатив в биографии генерала, но за это его не только не наказали, но даже не упрекнули. Хотя убыток страна понесла немалый.

ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ

В 1940 году в СССР появились первые опытные экземпляры самолетов-истребителей, будущих ЛаГГ-3, Як-1 и МиГ-3, впоследствии вынесших на себе всю тяжесть первых двух лет великой войны. И здесь без участия Александра Ивановича не обошлось. Труднее всего проходили испытания первой машины. Сказывалось и отсутствие двигателя нужной мощности, и очень сильное желание конструктора угодить военным, выдвигавшим слишком завышенные требования, особенно в части вооружения.

Облетал истребитель и генерал Филин. 3 июля 1940 года на техсовете института он сказал: «Согласно решению СНК и ЦК госиспытания считается прошедшим тот самолет, на котором на заводе доведено вооружение, специальное оборудование, сняты скорости, пикирование, дальность, штопор до двух витков и ряд других вещей , когда найдено, что самолет поставленным тактико-техническим требованиям удовлетворяет.

Если самолет, предъявленный на госиспытания, по каким-либо причинам не удовлетворяет ряду основных задач, поставленных правительством, то он, считается, госиспытания не выдержал…

Самолет не выдержал по оборудованию, по штопору, на пикирование…

Наличие высоких летных данных у самолета признается. В этой части самолет оцениваем. Но не взыщите, если мы признаем, что самолет госиспытания не выполнил, потому, что ряд вещей на этом самолете не проведен. Это является недостатком».

Генерал не спешил давать еще «сырой» машине негативный отзыв, прекрасно осознавая, что лучшего на тот момент не было. И это можно рассматривать как поддержку конструктора. ЛаГГ-3 выпускался большими сериями и на первом этапе Великой Отечественной войны успешно противостоял противнику. И в этом есть немалая заслуга А.И. Филина.

Куда драматичнее сложилась ситуация вокруг истребителя МиГ-3. И, как стало понятно недавно, отстаивание интересов ВВС и страны, возня вокруг «мига» стали поводом, чтобы уничтожить Филина.

В планах Сталина по ведению будущей войны этот самолет, видимо, занимал особое место. Дело в том, что в июне 1940 года Франция капитулировала перед Германией. Этим фактически был завершен первый этап передела политической карты Европы. На очереди Англия. Но в августе план Гитлера по ее захвату провалился, и это стало очередным сигналом для дальнейшего сближения СССР и Германии, которой воевать на два фронта было в тяжесть. Именно после этого события руководство СССР (вероятно, лично Сталин) потребовало, пока еще в устной форме, установить скоростную дальность полета новых типов самолетов-истребителей в 1000 км. Реализовать это пожелание довелось лишь на МиГ-3, оснащенном самым сильным отечественным мотором АМ-35А.

ТАЙНА ЗА СЕМЬЮ ПЕЧАТЯМИ

Требование увеличения дальности сначала нашло отражение в отчете НИИ ВВС по результатам госиспытаний «МиГа», а затем было закреплено постановлением СНК СССР в октябре 1940 года. Согласно документу, все новые истребители должны были иметь скоростную дальность 1000 км, причем за счет горючего во внутренних баках. Так что же произошло в мире или в умах политиков и военных, чтобы появился такой документ?

Подтвержденного архивными материалами ответа на этот вопрос до сих пор нет, и приходится домысливать, основываясь на косвенных сведениях. Во всяком случае, столь большая дальность потребовалась не для сопровождения бомбардировщиков, которые тогда даже в перспективе так быстро не летали.

Похоже, что руководство СССР преследовало иные цели, чем завоевание превосходства в воздухе в случае начала войны с Германией. Говорить о срочной переброске авиаполков, вооруженных новыми истребителями, на Дальний Восток из европейской части страны не приходится, поскольку на это уйдет около 20 летных часов, почти половина ресурса двигателей, причем при хорошей погоде. Проще было заранее сосредоточить там необходимые резервы. Значит, новые истребители предназначались для иного театра военных действий, и прежде всего, для их внезапной переброски в наиболее важный район предстоящих боев.

Ответ же на этот вопрос можно попытаться найти, взяв в руки циркуль и проведя на карте окружности радиусом 1000 км от передовых аэродромов СССР, располагавшихся вблизи границы с Германией, на территории Западного особого и Прибалтийского военных округов. Оттуда можно было быстро долететь до Ла-Манша. С передовых аэродромов Франции МиГ-3 перекрывал всю территорию туманного Альбиона.

Допустим, что предположение о срочной переброске авиации к Ла-Маншу соответствует действительности, но встает другой вопрос: с кем собирался воевать СССР, сосредоточив свои вооруженные силы на том плацдарме, с Англией или Германией? Вопрос не праздный, и чтобы на него ответить, следует понять, кто был опасней для Москвы – Берлин или Лондон?

Начнем с Англии, представлявшей собой твердый орешек в основном из-за своего географического положения. Справиться с ним только с помощью ВВС было невозможно, требовалось вторжение с моря сухопутных сил. Для этого следовало иметь огромное количество специализированных транспортов для доставки тяжелой бронетехники, как это сделали американцы для высадки своих войск во Франции летом 1944 года. Вы можете возразить, что танки можно перевозить и на сухогрузах, но тогда для этого потребовались бы соответствующие причалы и портальные краны, которые противник в случае угрозы мог быстро вывести из строя, а свои подъемные механизмы для выгрузки 30-тонных «изделий» с континента не доставишь. Значит, этот вариант отпадает. Остается лишь пехота, поддержанная артиллерией, легкой бронетехникой и авиацией. Но на их пути встал бы английский флот, а это огромная сила, не имевшая себе равных в мире.

Значит, следовало бороться с флотом, причем в основном с помощью авиации, и тут мог сказать свое слово пикирующий бомбардировщик Пе-2, который вместе с МиГ-3 продемонстрировали немецкой комиссии, тайно прибывшей в нашу страну весной 1941 года. Однако расправиться с англичанами только с помощью пехоты и авиации было невозможно. Тем более что им на помощь пришли бы Соединенные Штаты, ресурсы которых были очень велики.

Это не могли не осознавать военные. Отсюда напрашивается главный вывод: вероятность вторжения советских войск в Англию без участия Вермахта была ничтожной… Похоже, Сталин вел свою игру, и, учитывая, что дружба с Германией была временной, главной его целью все же считалась Германия.

Гитлеру было сложней. Воевать на два фронта он опасался. Более того, после оккупации Франции он прямо заявил, что этого делать не намерен. Но и СССР он боялся. Видимо, план «Барбаросса» все же был запасным, став главным после того, как Рудольф Гесс оказался в Англии. Поэтому Великая Отечественная началась не в мае, когда дороги на юге подсохли, а в июне.

ЖАЛОБА МИКОЯНА

Но вернемся к МиГ-3. В заключение отчета по результатам госиспытаний доработанной машины, в частности, отмечалось:
«1. Постановлением ЦК ВКП (б) и СНК № 2466-1099 от 2 октября 1940 года в части увеличения дальности полета 1000 км на скорости 0,9 от максимальной не выполнено <…> Необходимо обязать НКАП обеспечить на самолете МиГ-3 дальность 1000 км

Обязать <…> т.т. Микояна и Гуревича и директора завода № 1 Третьякова срочно проработать все дефекты, выявленные на самолете, и к 10 апреля 1941 г. предъявить ГУ ВВС КА».

Терпение промышленников лопнуло, и А.И. Микоян написал жалобу на Филина. Возможно, руководство НКАП и создатели самолета не догадывались об истинных причинах столь жесткого требования военных. Поэтому к дальности полета относились с пренебрежением. К тому же из-за этого «МиГ» потяжелел. Он, и без того не блиставший маневренностью, стал заметно инертнее. Но вместо повышения качества своей продукции промышленность объявила «крестовый поход» против НИИ ВВС.

Недовольный выводами военных, А.И. Микоян 4 апреля инициировал жалобу, сообщив в ней о достижении требуемой дальности в 1000 км на заводских испытаниях. «Вывод НИИ ВВС, – говорилось в документе, – по дальности МиГ-3 мы считаем неверным. Самолет МиГ-3 имеет запас горючего 463 кг, то есть на 197 кг больше, чем у МиГ-1 (266 кг). По данным госиспытаний МиГ-1 достиг дальности 580 км Действительная техническая дальность МиГ-3 составит, по нашим данным, 1100–1150 км. Эти расчеты подтверждают совместные с НИИ ВВС испытания в Каче, где были получены удельные расходы горючего в 0,38 кг/км К тому же на госиспытаниях был выявлен факт неполной выработки горючего из баков, который в настоящее время устраняется в серии».

Казалось бы, власть должна была немедленно отреагировать на это, ведь налицо было «вредительство». Однако вождь молчал, а Филин продолжал руководить НИИ ВВС и присутствовал на совещаниях у Сталина.

Жизнь текла своим чередом. Но после того как Гесс оказался в Англии, все резко изменилось и Филин неожиданно для всех попал в число «врагов народа». Как-то это все нелогично…

В мае 1941 года в НИИ ВВС нагрянула комиссия во главе с Георгием Маленковым. Как гласит молва, поводом для этого стало резкое выступление на одном из совещаний генерала А.И. Филина с докладом «О работе и состоянии НИИ ВВС», где он вскрыл недостатки не только в работе института, но и авиапрома. Авиаспециалисты, занимающиеся эксплуатацией техники, прекрасно знают, каких трудов стоила доводка новых самолетов, только что освоенных в производстве. ВВС должны эксплуатировать вверенную им боевую технику, обеспечивая безопасность страны и ее граждан. В действительности все было иначе. Военные, занимаясь боевой подготовкой, доводили до кондиции и новую технику, выявляя ее наиболее опасные дефекты.

Филина отстранили от работы 8 мая 1941 года и спустя 15 дней арестовали. На следующий день, 24 мая, Сталину предъявили выводы, сделанные комиссией во главе с Г.М. Маленковым, и вслед за этим СНК и ЦК ВКП (б) утвердили протокол по передаче дел новому начальнику института. Изгнав из НИИ ВВС ряд высококвалифицированных сотрудников во главе с его начальником, комиссия явно перестаралась. Приведу лишь несколько фрагментов из этого документа, касающихся МиГ-3: «Самолет <…> испытывался с полетным весом 3100 кг, а в серии дошел до веса 3516 кг. Перетяжеление около полутоны значительно ухудшило качество машины, что хорошо было известно <…> Филину. Тем не менее, проведя заведомо неправильные испытания (по методикам, существовавшим много лет. – А.Я.) на дальность самолета «МиГ», Филин своими требованиями (руководствовался постановлением правительства от 2 октября 1940 года. – А.Я.) толкал на еще большее утяжеление машины. Теперь, после дополнительной проверки, доказано, что даже при уменьшении количества горючего на 80 кг дальность самолета «МиГ» составляет 900–950 км (не хватило 100 км. – А.Я.) ».

Учитывая жалобу Микояна и Гуревича, можно подумать, что Филин стал жертвой недовольных «промышленников», но в это верится с трудом.

На следующий день, 28 мая 1941 года, после утверждения протокола по передаче дел новому начальнику НИИ ВВС нарком Шахурин направил Сталину проект постановления правительства «О самолете МиГ-3», в котором комиссия А.С. Яковлева, в частности, отмечала: «т. Микоян и т. Гуревич не приняли своевременных и эффективных мер к улучшению управляемости самолета.

Обязать наркома авиационной промышленности т. Шахурина и директора завода № 1 т. Третьякова:

а) с 10 июня 1941 г. выпускать самолеты МиГ-3 ежедневно в количестве 13 шт. в следующем виде – с 3 синхронными пулеметами <…> БС; с улучшенным оперением; с улучшенным управлением элеронами (с уменьшенным на 36 кг запасом горючего <…>, с оставлением общего запаса горючего на самолете в количестве 340 кг и с обязательным обеспечением возможности полной выработки горючего из бензобаков ».

Спустя 8 месяцев, 7 января 1942 года, находясь в тюрьме, Филин писал Сталину: «Снятие меня с должности начальника НИИ ВВС КА якобы за введение в заблуждение в части дачи заключения по дальности самолета МиГ-3 явилось результатом того, что при докладе Вам этого вопроса работники НКАП неправильно освещали действительное положение с определением дальности самолета МиГ-3 и недоработку промышленностью как мотора АМ-35А, так и самолета МиГ-3, затушевывая нападением на НИИ ВВС КА и, в частности, на меня. Определяя дальность <…> МиГ-3, мы определяли ее для боевых условий, а не для рекордных полетов… Определением исходным образом дальности мы вскрыли, что поставленные моторы АМ-35А недоработаны в части расходов горючего <…> по сравнению с гарантированными <…> вскрыт ряд дефектов <…> МиГ-3, которые <…> на нем повторяются и не устраняются».

Следует пояснить, что дальность полета по прямой одиночного МиГ-3 (от взлета до посадки) соответствовала постановлению правительства. Но если в перелет отправлялась группа машин, а тем более полк (в мирное время состоявший из 60 машин), то для их сбора в воздухе требовалось время, что приводило к перерасходу топлива и снижало дальность полета всей группы.

В мае 1941 года на двух «мигах» уменьшили запас топлива. Это несколько облегчило машину, улучшив ее маневренность. При этом дальность полета одиночной машины с учетом набора высоты и планирования составила 1100 км. Следом все ранее выпущенные самолеты в строевых частях стали дорабатывать под новые бензобаки, хотя дальность полета группы самолетов была меньше заданной правительством.

ОКАЗАЛСЯ НЕ НУЖЕН

Начавшаяся же война перечеркнула все военные планы политиков. Огромная скоростная дальность МиГ-3 больше не требовалась. Но этот высокоскоростной самолет по-прежнему не имел преимуществ в боях с истребителями противника, проходивших на высотах до 5000 м. К тому же МиГ-3 из-за большого количества дефектов и позднего поступления в строевые части были освоены недостаточно, и к началу войны средний налет летчиков не превышал 4 часов. Комментарии, как говорится, излишни.

Казалось бы, и обвинение с Филина следовало снять, но этого не произошло. Более того, Александра Ивановича продолжали содержать в тюрьме, и лишь 13 февраля Особое совещание при НКВД, заслушав дело № 2583 Управления Особых отделов НКВД СССР, постановило «за участие в антисоветском военном заговоре и вредительство – РАССТРЕЛЯТЬ».

К тому времени, когда рухнули планы фашистской Германии захватить Москву и наметился коренной поворот в Великой Отечественной войне, свидетелей о подготовке к ней стали убирать.

23 февраля 1942 года приговор привели в исполнение. За что? За то, что Филин выполнял постановление правительства? Вряд ли. Даже если Филин отстаивал лишь свою точку зрения, так за это можно было освободить от должности начальника НИИ ВВС. На худой конец, понизить в воинском звании, но только не расстреливать. Значит, были другие причины, а история с МиГ-3 – лишь удобный повод. Причина же могла заключаться лишь в знакомстве генерала с замыслами вождя или обладании информацией, способной его дискредитировать. Третьего не дано.

Вместе с Филиным расстреляли и других лиц из последней партии арестованных высокопоставленных военных, свидетелей планов Сталина.

Нелегкой оказалась и биография супруги генерала, Андросовой Натальи Александровны. Больше года после ареста мужа ее не трогали. Видимо, сначала ждали вынесения почему-то затянувшегося приговора мужу, а затем началась война с последующей эвакуацией. След ее на время «затерялся», хотя она, работая в НИИ ВВС, эвакуировалась вместе с ним в Свердловск. Ее не трогали, будто чего-то ждали.

Находясь в эвакуации с сыном, Наталья Александровна, ничего не подозревая и не творя плохих деяний, проживала на даче Свердловского облисполкома. Но 28 мая 1942 года оперуполномоченный Особого Отдела НКВД НИИ ВВС Красной Армии (фамилию не разобрать) нашел, что она настроена антисоветски, и «руководствуясь распоряжением зам. Наркома внутренних дел СССР <…> АБАКУМОВА от 27 мая 1942 г. об аресте АНДРОСОВОЙ Н.Н. как жены изменника родины ПОСТАНОВИЛ: <…> подвергнуть аресту и обыску».

Наталью Александровну арестовали 29 мая. Обратите внимание на то, что 27 мая было подписано распоряжение Абакумова, а на следующий день нашелся компромат. Как оперативно работали наши органы!

В итоге жену Филина сослали в Красноярский край сроком на пять лет.

Надо сказать, что далеко не всех близких родственников «врагов народа» высылали вглубь страны и сажали в тюрьмы. Но случай с Филиным и генералами, расстрелянными 23 февраля 1942 года, особый. Складывается впечатление, что супругу Филина арестовали вовсе не за то, что ему приклеили шильдик «врага народа» и она «занималась антисоветской пропагандой», а из-за боязни, что она могла услышать «на кухне» от мужа информацию, компрометирующую власть.

Супруги Филины были реабилитированы в 1955 году, но материалы протокола допроса, за исключением двух его титульных листов, до сих пор секретны, что приводит к определенным мыслям.

В сентябре 1942 года в НИИ ВВС завершились исследования по определению экономичных режимов полета ряда самолетов, в числе которых был и МиГ-3. Оказалась, что «МиГ» с учетом набора высоты имел максимальную дальность 725 км. Получается, что 1000-км дальность требовалась лишь для реализации совместных с Германией планов ведения войны. Сталин пошел на это, но вряд ли бы он выступил против Англии.

Англичане были столь хитры, что, почуяв выгоду от войны Германии с СССР, первыми осудили немцев и поддержали СССР в справедливой войне с агрессором. Выгода для них была двойная – это перспектива взаимоуничтожения в невиданной ранее «бойне» своих противников и выход из нее не только победителями (малой кровью), но и диктаторами будущего мироустройства. А одним из «крайних» в этой борьбе стал генерал-майор Александр Филин.

Николай Якубович

Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru