Четыре вопроса о будущем российской авиации

Мне довелось задать эти вопросы высоким руководителям в разное время и при разных обстоятельствах. Последний по времени, четвертый вопрос вызван кадровыми реформами в форпосте отечественной авиационной науки – ЦАГИ, начатыми с «золотого фонда»

Вопрос 1.
В 2007 году журнал «Наука и жизнь» опубликовал мою статью «Не казаться, но быть великой авиационной державой». Она нисколько не потеряла своей актуальности. В ней есть такие строки: «Сегодня авиация — одна из основ транспортной системы и обороны, без которых Россия немыслима как достойная, свободная и благополучная страна. 17 декабря 2003 года во время телевизионного сеанса связи с Президентом В.В.Путиным я, вспомнив о ровно столетней годовщине полёта братьев Райт, задал вопрос: «Что предполагается сделать в ближайшее время, чтобы коренным образом изменить к лучшему трудное положение, в котором оказались отечественная авиационная наука и производство — то, что представляется, возможно, главным приоритетом развития не отрасли, но страны?»
Мой вопрос остался тогда незамеченным. Лишь годы спустя, по нарастающей В.В.Путин всё чаще стал провозглашать, что «Россия была, есть и будет великой авиационной державой». Некоторые из предлагавшихся в статье конкретных решений, касавшихся НИИ, ОКБ, заводов, были, наконец, услышаны и объявлены как важнейшие, но фактически необратимые, разрушительные процессы, о которых говорилось в статье, продолжаются.
Ниже приведены еще три вопроса руководителям более низкого уровня. Хотя, возможно, вместо них необходим лишь один, но стратегический вопрос — и Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву: «Появится ли у Российского Неба Хозяин?»

Вопрос 2.
В апреле 2010 г. в ЦАГИ состоялось знаменательное заседание Ученого Совета. На нем с большой программной речью выступил новый Генеральный директор института Борис Сергеевич Алешин. Он говорил о вещах чрезвычайно важных и неотложных, в частности о назревших преобразованиях в ЦАГИ, направленных на повышение его роли как структуры, консолидирующей другие научные центры, необходимые для реализации отечественной авиационной отраслью самых передовых проектов самолетов, вертолетов, беспилотных летательных аппаратов.
Помимо других с вопросом к Борису Сергеевичу обратился и я: «Ровно 50 лет тому назад в ЦАГИ пришел руководителем В.М.Мясищев. Тогда наступили кардинальные перемены в ЦАГИ к лучшему. Помимо разумных преобразований организационных, кадровых, помимо масштабного строительства новейших экспериментальных установок Мясищев главное внимание уделил совместной работе ЦАГИ с ОКБ. Очевидно, что сегодня наши ОКБ – Туполева, Ильюшина, Микояна… почти развалены. И даже если мы сумеем выполнить в ЦАГИ и самые перспективные научные исследования, они «повиснут», поскольку нет таких мощных КБ, которые были во времена Мясищева. Скажите, пожалуйста, что Вы об этом думаете?
«Вопрос, конечно, не в бровь, а в глаз!..» – откровенно признал Б.С.Алешин. Помолчав, он добавил, в частности, что не всё потеряно, пожалуй, в ОКБ Микояна, «несмотря на то, уж как только не терзали микояновскую фирму». «Что касается КБ по гражданскому авиастроению, — продолжил Борис Сергеевич, — они скорее мертвы, чем живы… Некоторые взгляды на это я имею, дайте мне какое-то время, я более точно определю свою позицию…»

Вопрос 3.
Через несколько дней после посещения ЦАГИ В.В.Путиным в июне 2010 г., на другом заседании Ученого Совета с содержательным и важным для ЦАГИ докладом о новом многоуровневом подходе к постановке научных исследований, принятом в странах Запада, выступил Исполнительный директор ЦАГИ Сергей Леонидович Чернышев. Он показал, что у ЦАГИ есть несомненные основания и возможности расширения нашего участия в выгодной для всех международной научной кооперации на основе такого подхода. Хотя, безусловно, он важен и для повышения нашей внутренней технической культуры, консолидации НИИ. С.Л.Чернышев затронул тему визита В.В.Путина и, в частности, сказал о том, что Б.С.Алешин сумел убедить премьера в необходимости построить в ЦАГИ в ближайшей перспективе три современных аэродинамических трубы — скоростную вертолетную трубу, трансзвуковую трубу лучшего, чем имеющиеся, качества, и современную гиперзвуковую трубу. В.В.Путину было сказано, заметил С.Л.Чернышев, что «если мы не построим эти три трубы, надо будет забыть, что Россия – великая авиационная держава!» Премьера, по словам С.Л.Чернышева, не смутила внушительная цифра необходимых затрат (60 миллиардов рублей) — если этого достаточно для того, чтобы Россия могла решить декларируемую задачу.
Нисколько не сомневаюсь в важности каждой из этих труб. Когда в дни визита Путина в ЦАГИ писали об институте, не без гордости подчеркивали, что это – самый крупный в мире научный авиационный центр. Действительно, может быть, самое главное, что у нас всё еще есть, — это масштаб ЦАГИ. Но если это так ценно, то при всей важности обновления парка экспериментальных установок ЦАГИ нельзя не видеть проблем модернизации «старых» труб и оборудования. Для этого помимо проблем «железа» надо решать острейшую проблему сохранения и воспроизводства квалифицированных специалистов. Тем более «кадры» нужны для будущих новых труб. Все это заставило меня спросить С.Л.Чернышева: «Неужели вы всерьез думаете, что Россия будет великой авиационной державой, если мы в первую очередь построим эти три трубы?»
— Вот возьмем маленькую страну – Голландию, — ответил С.Л.Чернышев. — У них была своя авиационная промышленность — фирма Фоккер. Эта фирма разорилась. Но у них есть процветающий национальный исследовательский центр – NLR, со своими аэродинамическими трубами, стендами и специалистами… Если мы в ЦАГИ будем конкурентоспособны, то мы всегда найдем себе работу: Европа, Америка, Китай…
— Голландия без своей авиации проживет, — возражал я, — а Россия – нет!
Сергей Леонидович согласно кивал головой, но я продолжал задавать свой вопрос: «Так что, надо все эти три трубы строить в качестве первоочередных и самых важных затрат ЦАГИ? Или, может быть, высшему руководству надо думать о том, как, распорядившись этими деньгами в ЦАГИ, весь институт привести в порядок, не забывая, конечно, и авиационную отрасль в целом?»
— Я вас уверяю, — убежденно сказал Сергей Леонидович, — если отдать эти деньги в промышленность, они мгновенно эти деньги потратят… Но что-то, конечно, нужно делать…
С.Л.Чернышева поддержал советник директора Г.А.Павловец: «В том году только ОАК потратила 130 миллиардов! Ну, и что?!»
А то, что ЦАГИ, если следовать его пониманию своей государственной роли, отвечает не только за интегралы и поляры. Он отвечает за летательные аппараты как комплекс, за их совершенство, надежность и безопасность, за CALS-технологии и пр. И если государственные деньги тратятся не так, как должно, ученые обязаны не молчать. Не хватало еще ожидать, что за страну заступятся те, кто безоглядно «пилит» ее бюджет и благополучно осваивает технологию «откатов»!
Говоря о сложности обсуждаемых проблем, С.Л.Чернышев вспомнил, что «даже зятя Б.Н.Ельцина, главу «Аэрофлота», не удалось уговорить выполнить его обещание – купить десять самолетов Ил-96».
Так еще не поздно, думается мне, спросить со всей строгостью, как это могло произойти? Так же, как спросить всех других деятелей, которые вставляли палки в колеса давно сертифицированных Ту-204 и Ту-334. Как спросить тех, кто руками «пацанов» раздавил колыбель российской авиации на улице Радио, великолепный опытный завод и могучее (но, как оказалось, безмолвное) КБ, на месте которых сегодня выстроена фешенебельная Туполев-плаза… Как спросить про 50 новых Боингов-737 для неба России…
(Кстати, 10 июля 2010 г. В.В.Путин, пожурив руководителя «Аэрофлота» за то, что на его балансе из 115 машин только 6 российского производства, спросил: «Хочу понять, в каком объеме «Аэрофлот» будет закупать отечественные самолеты?» Внятного ответа, конечно, не последовало.)
К чести руководителей и коллектива ЦАГИ он пока избежал опасности развала. Во многом это удалось благодаря стойкости и мудрости «стариков», благодаря научным школам и созданной ими атмосфере, в которой только и могут вырасти молодые ученые, инженеры и рабочие. Их надо срочно набирать, пока наставники еще живы .
Чтобы сохранить то, что было создано ценой невероятных усилий страны и ряда поколений, надо наполнить смыслом прежде всего внутреннее, российское государственное предназначение ЦАГИ и скорректировать его структуру на основе естественной аттестации сотрудников. Вместо этого новая администрация задумала нечто гораздо более крутое и скорое. Она сначала потребовала, а затем, смягчившись, попросила существенное большинство работников ЦАГИ, кому за 70 лет, уволиться по собственному желанию, с предоставлением возможности некоторым из них продолжить работу на условиях временного договора. Уже подсчитана ожидаемая экономия от отсроченного, по сути, увольнения заслуженных людей, обреченных на нищенскую старость. Но никто не представляет масштаба абсолютно невосполнимых потерь для института и отрасли, если этот процесс не привести, во-первых, в законное и, во-вторых, в разумное русло.
На собрании тех 70-летних, кому предложено пройти унизительную процедуру, выступил заместитель Генерального директора ЦАГИ по управлению персоналом генерал-лейтенант А.Н.Шимкин. Я позволил себе задать свой риторический вопрос и ему.

Вопрос 4.
Глубокоуважаемый Алексей Николаевич, Вы — человек военный, представьте: очень богатая, стратегически важная, но обветшавшая крепость ведет многолетнюю тяжелую оборону, осаждаемая сильным, умным противником некогда великой державы. Уже пали многие не менее важные и могучие соседние крепости. Уже реальна угроза потери стратегически важной области. Крепостные стены трещат по всему периметру, проломы заделывают раскрашенным под камень войлоком, в три- четыре раза поредели ряды защитников, перебиты самые молодые и боеспособные.
Силы защитников старой крепости на исходе. Оружия, первоклассного, старого и нового оружия, создававшегося несколькими поколениями самых талантливых ученых, инженеров и рабочих, много, но каждую пушку, а то и две-три обслуживает лишь один боец, и тот — преклонного возраста. Старики, отдавшие крепости лучшие годы, в сущности, жизнь, не мыслят сдавать ее на разграбление. Но воспитанных ими молодых подвижников, способных отстоять бесценную крепость, явно недостаточно: противник давно и умело вытягивает молодых из крепости. Наиболее крепкие (если не все) старики в ожидании призрачной подмоги и не имея иного, достойного выбора, приготовились к скорой для себя развязке — умереть у своей пушки, сопротивляясь нашествию до конца. Ничего другого они не имеют, не умеют и не хотят иного конца.
К счастью, в крепость, пусть чужую для Вас и малознакомую, но в качестве обнадеживающего подкрепления присылают Вас, профессионального военного.
Ваши действия, товарищ генерал?»
Алексей Николаевич, вытирая пот с лица в жаркий день, «ответил»: «Нас рассудит история…»
История не успела приступить к своему суду, как стало известно, что ученый мирового уровня Вячеслав Константинович Исаев, только что отметивший с великими почестями в ЦАГИ свое 75-летие, после «общения» с «кадрами» увезен на скорой с инсультом…
Два дня спустя, в уже упоминавшейся беседе В.В.Путин скажет: «На первом месте должны стоять судьбы людей. Нельзя забывать о социальных обязательствах перед трудовыми коллективами. Если компания планирует проводить какие-то оптимизации, то люди не должны страдать. Нужно подумать заранее о том, что будет происходить с каждым работающим членом трудового коллектива».

Г.А.Амирьянц

Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Товарная экспертиза, где сделать?