25 лет со дня гибели легендарного летчика-испытателя А.В.Федотова

А.В.Федотов4 апреля 2009 года исполняется 25 лет со дня гибели в испытательном полете легендарного летчика-испытателя мировой известности, шефа-пилота ОКБ «МиГ» Героя Советского Союза Федотова Александра Васильевича.

Родные, близкие, друзья и соратники встречаются у памятника в Быково 4 апреля в 12.00.

И это все о нем:

0 комментариев для “25 лет со дня гибели легендарного летчика-испытателя А.В.Федотова

  1. admin

    Вспоминает бывший лётчик-инструктор Армавирского высшего военного авиационного Краснознамённого училища лётчиков подполковник в отставке Роберт Семёнович Мамкин:

    Я держу в руках только что прочитанную книгу военного журналиста, бывшего летчика-истребителя Станислава Грибанова. Книга называется “ Время лётчика Федотова” она вышла в Москве в 2004 году и посвящена выпускнику Армавирского высшего военного авиационного училища лётчиков Александру Васильевичу Федотову, известность и слава которого давно перешагнули границы нашей великой авиационной державы. Его имя стало символом мужества и высочайшего профессионализма. В авиационном мире лётчик А.В. Федотов по-праву считается одним из самых выдающихся пилотов 20 столетия.

    Еще, будучи курсантом, в те самые годы, когда по неписаным мальчишеским законам нам всем суждено было “переболеть” любовью к авиации, услышал я одну, запавшую в память историю. На испытания новейшего истребителя в Англии был приглашён известный советский лётчик. После показательного полёта английский генерал поинтересовался у советского гостя, какое впечатление произвела на него боевая машина.

    — Я лётчик – улыбнулся тот. О самолёте могу говорить, когда попробую его в деле. Если позволите, прошу 10 минут на ознакомление с системой управления.

    — Вы берётесь взлететь через 10 минут на впервые увиденной машине – не скрывая своего удивления, переспросил английский генерал. Секундомеры в руках англичан щелчок за щелчком отсчитывают время. Семь, восемь, десять минут. Русский поднял руку над головой – знак, что известен лётчикам всего мира: “ Прошу взлёт ”.

    Через минуту после того, как самолёт был уже в воздухе, к генералу подбежал представитель фирмы. – Как Вы могли позволить русскому полететь на секретном самолёте?

    — Я был уверен, что он никогда не взлетит – сконфужено пожал тот плечами.

    Та давняя история с советским пилотом вспомнилась не случайно. Ведь А.В. Федотов вполне мог быть на месте того самого советского пилота, сумевшего, подобно легендарному Левше “ укротить “ очередную “ аглицкую блоху “.

    Сам факт этот в комментариях не нуждается, но вот обстоятельства, при которых я его вспомнил, заставили меня вернуться в своё далёкое прошлое, в пятидесятые годы уже ушедшего в историю 20 века. В то время я, лейтенант Роберт Мамкин служил в Армавирском военном авиационном училище лётчиком-инструктором, а курсант Саша Федотов был в моей лётной группе. Хорошо помню этого рослого, симпатичного юношу, помню, как мужал он от полёта к полёту, как одним из первых в моей группе вылетел самостоятельно на самолёте МиГ-15. После окончания училища он был оставлен в нём лётчиком-инструктором и в течение 5 лет уже сам учил курсантов.

    В 1958 году А.В. Федотов был принят в школу лётчиков-испытателей, после окончания, которой он оставался в этой профессии до 1984 года, до того рокового полёта 4 апреля, в котором погиб вместе со своим штурманом-оператором Валерием Зайцевым.

    За более чем 25 лет его работы испытателем в ОКБ А. Микояна я не раз встречался со своим бывшим воспитанником и после каждой такой встречи я снова и снова имел возможность видеть, каким недюжинным талантом обладал этот необыкновенный лётчик. Герой Советского Союза, “ Заслуженный лётчик-испытатель СССР”, лауреат Ленинской, и Государственной премий, шеф-пилот ОКБ им. А. Микояна — таким я знал Александра Васильевича. В его послужном списке 18 мировых рекордов по высшим авиационным достижениям. Гибель Федотова была величайшей утратой для нашей авиации. И не случайно в подзаголовке своей книги Станислав Грибанов написал: “ Мгновение жизни испытателя самолётов, который летал выше и быстрее всех на свете”, а Генеральный конструктор А. Микоян сказал о Федотове: “ Больше нет такого лётчика. И долго не будет…”.

    Я испытываю чувство величайшей гордости за то, что имел счастье близко знать этого выдающегося пилота. Его имя золотыми буквами навсегда вписано в историю прославленного Армавирского училища лётчиков. Он был образцом для многих

    Экипаж лётчика-инструктора Роберта Мамкина. Во-втором ряду в центре курсант Александр Федотов.

    Я испытываю чувство величайшей гордости за то, что имел счастье близко знать этого выдающегося пилота. Его имя золотыми буквами навсегда вписано в историю прославленного Армавирского училища лётчиков. Он был образцом для многих поколений его выпускников и остаётся им для тех, кто сегодня постигает тайны одной из самых прекрасных профессий – профессии военного лётчика-истребителя.

    Роберт Мамкин

  2. admin

    Следование наставлениям Александра Васильевича давало свои результаты. Учитель приучал к регулярным поездкам в КБ. У Федотова постоянным было серьезное и даже суровое требование – интересоваться всем новым, иметь глубокие знания и самолета, и техники вообще: что и как устроено, почему именно так устроено, что от чего зависит… Александр Васильевич всегда убеждал в необходимости знания глубинных процессов, происходящих в технике и ее системах. Причем не из бумаг и описаний, а из первых уст – от конструкторов и инженеров. Нам он говорил примерно так:
    – Когда я вылетаю на новом самолете…
    А поднимал Федотов практически все машины ОКБ, которые создавались в период его работы у «микояновцев».
    – Мне не нужно читать инструкцию. Потому что я работаю с конструкторами непосредственно и от них знаю, что и как работает. Инструкцию, конечно, читаю, чтобы знать, что там написано. Проверять, так ли написана инструкция, это тоже обязанность летчика-испытателя. А так, технику я знаю от конструкторов. И ты должен знать ее, прежде всего от конструкторов. Но от формального знания инструкции это тебя, естественно, не освобождает.

    Анатолий Квочур,
    Испытание себя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *