ВО СЛАВУ РОДИНЫ

Алексей Сергеевич БлаговещенскийК 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ
ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА АВИАЦИИ
А.С.БЛАГОВЕЩЕНСКОГО

Генерал-лейтенант Алексей Сергеевич Благовещенский был боевым героем Отечества из первой сотни Героев Советского Союза. Среди громких имен в авиации его имя по долгу службы не афишировалось. Он был скромен и на просьбы рассказать подробно о пройденном пути в авиации говорил: «Об этом напишут другие».

Алексей Сергеевич Благовещенский родился 18 октября 1909 года в семье железнодорожного машиниста из Брест-Литовска.
Впервые Алеша увидел самолет в пятилетнем возрасте: отец повез его на окраину города, где стояло крылатое чудовище. Неожиданно оно затрещало, и пыль с песком ударила ребенку в глаза, а через минуту, встряхнув головой, он увидел только маленькую точку в небе. Это поразило его до глубины души. Второй раз он был потрясен захватывающими рассказами о полетах военных летчиков на авиационном празднике в Курске, где Алексей учился в промышленно-экономическом техникуме. После этого решил окончательно: «Буду только летчиком!»
Путевку в армию тогда давала комсомольская ячейка, и по окончании техникума ребята не могли не поддержать своего лидера по учебе, футболу и гимнастике. Но чтобы попасть в^военно-теоретическую школу ВВС Ленинграда, ему пришлось пройти конкурс десять к одному при таком строгом отборе, который Алексей Сергеевич помнил всю жизнь, тем более, что взял грех на душу — на два месяца увеличил себе возраст. И вот теперь он уже имел возможность потрогать каждую деталь самолета, изучать органы управления, рулить и выполнять пробежки.
Отличника через год направили в Борисоглебскую 2-ю военную школу летчиков — «Орлиный стан», как ее называли впоследствии, вырастившую таких питомцев, как В.П. Чкалов, П.М. Пумпур, Е.С. Птухин первого выпуска и сотоварищей Благовещенского — Н.П. Каманина, В.К. Коккинаки, И.П. Мазурука и многих других.
Из полутора лет упорного освоения мастерства полета самым знаменательным для Алексея стал день рождения 18 октября, совпавший с первым самостоятельным вылетом.
В ноябре 1929 года после юбилейного 25-го выпуска школы младший летчик Алексей Благовещенский прибыл в 15-ю Брянскую истребительную авиабригаду белорусского военного округа, где четыре года работы в составе звена, эскадрильи и групп более ста самолетов, сделали из него летчика, в совершенстве знавшего истребители, поражавшего всех железной выдержкой в воздухе и точным расчетом при маневре.
На соревнованиях округа его звено вызывало восторг командования филигранной точностью дистанций и интервалов, оригинальностью полета на самолетах, связанных между собой одним шнуром, и это при отсутствии тогда радиосвязи.
В Бригаду приезжал герой-испытатель Валерий Чкалов с персональным заданием проверить технику его пилотирования. Причиной приезда, по предположению Алексея Сергеевича, могли послужить два случая из его летной практики: первый произошел на Центральном аэродроме в Москве, когда при взлете у него вдруг вспыхнул мотор. В труднейших условиях Алексей спас машину. Второй случай — гибель на глазах начальника ВВС летчика Григорьева, не сумевшего на малой высоте уйти к верхней точке петли. Взлетев вслед за Григорьевым, Алексей стал закручивать каскады на той же высоте.
После полета с Чкаловым молодой командир звена укрепил свою веру в возможности новых истребителей по набору высоты в процессе боевого разворота и выхода из-под удара.
Последующие четыре года, пока его отряд в составе авиаэскадрильи Тихоокеанского флота создавал воздушный заслон в Приморье от японских милитаристов, капитан Благовещенский не оставлял мечты стать испытателем. Награжденный за образцовую службу орденом Красной Звезды в сентябре 1937 года, он добивается направления в НИИ ВВС РККА (Чкаловская) в качестве летчика-испытателя отдела сухопутных самолетов. Но, проработав испытателем всего два месяца, он вскоре вместе с группой летчиков отправился в боевую командировку на восток Китая.
Секретная операция «ЗЕТ» предполагала не только поставки лучшего вооружения китайскому народу для сопротивления японскому агрессору, развязавшему «молниеносную» войну в июле 1937 года. Уже на следующий день после прибытия в Нан-чан новый командир советской истребительной авиации А.С. Благовещенский возглавил свой первый бой, и успех в нем воодушевил летчиков, которые до этого несли большие потери от японцев, превосходивших их по численности в пять-семь раз.
С начальником, который виртуозно владел техникой, показывая личный пример храбрости, летчики воевали уверенней. Его принципы боя: один за всех и все за одного; одиночка — мишень для противника; командир тот, кто атакует, помогай ему; высота — преимущество перед противником, вскоре почувствовали на себе японские самураи неба.
За короткий срок, сумев создать ударную истребительную группу советских и китайских летчиков (более 120 самолетов), Благовещенский разгромил лучшие японские эскадрильи: «Четыре короля неба», «Ки-сарадзу», «Сасебо» и другие. Совершив 73 боевых вылета и приняв участие в одиннадцати воздушных боях, он лично сбил семь японских самолетов.
Алексей Сергеевич особенно запомнил битву 29 апреля 1938 года над Ханькоу в день рождения императора Японии, когда тайно поменяв аэродромы, его группа неожиданным ударом перерезала дорогу армаде бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Праздничный «подарок» — 21 сбитый самолет — на три дня погрузил Японию в траур.
Когда руководство Китая колебалось, чьи современные самолеты-истребители покупать — западные или советские, Благовещенским был предложен простой выход: организовать соревнования с летчиками, летавшими на западной технике. При этом дать возможность взаимно изучить чужие самолеты и получить отзывы о нашей технике со стороны. Полетав на британском истребителе-биплане «Гладиатор», он доказал слабость регулировки его крыльев и предложил в присутствии комиссии летчику, летавшему на «Гладиаторе», полетать на нашем И-16, но тот, по непонятным причинам, отказался.
Когда прибыла покровительница китайской авиации мадам Чан Кай-ши, начался демонстрационный пилотаж. Летчик на «Гладиаторе» искусно показал свое умение и качество самолета держаться на больших углах атаки. За ним наш летчик Рахов блестяще выполнил каскад фигур на истребителе И-15.
Настала очередь Благовещенского вылететь на И-16. На максимальной скорости бреющего полета он поставил вертикальную свечу до полной потери скорости, подвел плавно самолет к земле и в вертикальной плоскости исполнил ряд фигур при высокой скорости. Всего в 30 метрах от земли заложил двойной вираж с перегрузкой, при которой на крыльях возникли блестящие белые струи. Затем резко погасил скорость и эффектно «притёр» самолет на три точки к земле, остановив его как, послушного коня, у самой кромки поля, где сидела мадам Чан Кай-ши. Встав с места, она восхищенно зааплодировала. На следующий день многие газеты Китая вышли с сообщением: «Русские победили с огромным счетом! Их перевес над западной техникой неодолим!..» Этим восхищением судьба кредитов и крупных поставок была решена в пользу советской техники. «Гладиаторы» были приобретены китайцами в небольших количествах. Всего китайским правительством в дальнейшем было приобретено 287 И-156иси 197 И-16. Британских «Гладиаторов» Мк. I было поставлено в Китай всего 36 штук.
После последнего боя с японцами 3 августа 1938 года в самолете Благовещенского насчитали 30 пробоин, 11 пуль сплющились о бронеспинку его И-16. Пробитый мотор остановился. Летчик спланировал, но так как шасси не выпусти-лось, он посадил истребитель на «брюхо».
Через несколько дней поступил приказ о возвращении в Москву. Домой А.С.Благовещенский приехал с высшим китайским боевым орденом, а вскоре, 14 ноября 1938 года, получил звание Героя Советского Союза и Золотую Звезду за № 099.
После Возвращения из Китая Алексей продолжает работать летчиком-испытателем, заканчивает курсы усовершенствования командного состава ВВС при Академии Генерального штаба. В 1939-1940 годах участвует в советско-финской войне, командует 54-ой истребительной авиабригадой, которая защищала Ленинград.
Весть о нападении гитлеровской Германии застала А.С. Благовещенского на Дальнем Востоке, где он был заместителем Командующего ВВС Дальневосточного фронта. В первые дни войны подал рапорт о переводе в действующую армию, но только в октябре 1942 ему разрешили сформировать 2-й истребительный авиакорпус резерва Верховного Главного Командования, а в ноябре корпус уже получил боевое крещение при наступательных Велико-Лужской и Ржевской операциях.
Затем последовали операции на главных направлениях удара: прорыв блокады Ленинграда на Волховском фронте, прикрытия в районе Воронежа в составе Степного фронта, в Курской битве, на Орловском и Брянском направлениях, Минско-Неман-ского наступления, Сандомирско-Одерского плацдарма с выходом на взятие Берлина.
В составе корпуса прошла свой боевой путь знаменитая эскадрилья «Монгольский Арат», в которой воевали четыре Героя Советского Союза.
Командование корпуса не мешало Благовещенскому всегда первым осваивать новые самолеты и переучивать летный состав. Для перехвата самолетов противника он и командир 1-го авиакорпуса Белецкий начали использовать на своих командных пунктах наземные радиолокационные станции, которые вскоре стали неотъемлемым элементом КП всех корпусов. Благовещенский относился к тем командирам, которые сами вылетали на выполнение различных боевых задач. Сам он не разлучался со своей личной радиостанцией Р-399. В любое время суток его позывной «Сатурн-2» и приятный голос радистки Иры Угловой знали все летчики, штабы и радисты корпуса.
Но перед самым штурмом Берлина трагедия случилась не в воздухе, а на земле. При подготовке аэродрома Алексей Сергеевич и его сопровождающие подорвались на мине и были тяжело ранены. Несмотря на замену командира, корпус продолжал «благовещенскую» традицию при штурме Берлина. К знаменам, водруженным над Рейхстагом, 1 мая в 12 часов 25 минут лучшие летчики из гвардейских полков корпуса опустили два алых полотнища с надписями «Победа». К этому победному полету можно добавить 23 585 боевых вылетов, 1100 воздушных боев, 1308 уничтоженных самолетов противника. Воюя в составе корпуса, 30 летчиков получили звание Героя, а успехи корпуса 19 раз отмечались приказами Верховного Главнокомандования.
Необыкновенная воля Благовещенского, его закаленный спортом организм опровергли мрачные заключения врачей. Уже в сентябре 1945 года командир 2-го авиакорпуса получил новое назначение на должность начальника Высшей офицерской школы Воздушного боя в город Люберцы, где за два года помог подготовить более 300 пилотов экстра-класса без единого ЧП.
После перевода школы в Таганрог, служил помощником командующего 7-й Воздушной армии, на которую возлагалась задача охраны южных рубежей государства, руководил оказанием воздушной помощи жителям Ашхабада, пострадавшим во время катастрофического землетрясения 5 октября 1948 г.
Строевая служба, выгодная с точки зрения карьеры военного, Благовещенского не удовлетворяла, и он вновь добивается перевода в научно-испытательный институт в подмосковном Чкаловске, знакомый ему еще с 1937 года. В марте 1952 года он становится во главе организации. Рекордсмен мира, военный штурман-испытатель В.К. Муравьев так описал приход нового начальника: «…Энергично внедрялась новая реактивная техника, а в ГК НИИ ВВС проводились активные испытания вертолетов, военно-транспортных самолетов, амфибий, скоростных боевых машин и многое другое. Началась атака на звуковой барьер, и генерал-лейтенант Благовещенский стал ее непосредственным участником…». Многим запомнились эпизоды испытания мобильной стартовой установки новых истребителей МиГ-19 (СМ-30). Одним из немногих, кому довелось совершать «нулевой» старт, был Алексей Сергеевич.
За освоение уникальных методов испытаний самолетов в 1957 году впервые в институте звание Героя Советского Союза сразу было присвоено восемнадцати летчикам. Восемь испытательных полетов нового лайнера Ту-104 под руководством Алексея Сергеевича помогли в 1955 году успешно пройти государственные испытания и вывести машину на международные трассы.
Когда на следующий год в Лондон прибыла делегация наших авиаторов, то популярность Алексея Сергеевича объяснялась тем, что Ту-104 в Англии имел колоссальный успех, а он был представлен как организатор-испытатель подготовительных работ первого перелета Москва-Лондон.
Тогда же и произошел сенсационный случай, мало известный у нас, но широко освещенный зарубежной прессой по поводу полета «русского шпиона» на английском секретном самолете.
На авиационном салоне в Фарнборо показали полет нового опытного двухместного учебно-тренировочного истребителя «Хантер» — модификации серийного одноместного истребителя фирмы Хоукер. На тот период у англичан эта машина имелась в единственном опытном экземпляре. Англичане поинтересовались мнением Алексея Сергеевича о самолете. «О машине судят после полета» — многозначительно ответил тот. Тогда известному генералу-испытателю пообещали устроить такой полет на опытном самолете, но «позабыли». Благовещенский, как гость английской королевы, напомнил высоким чиновникам об обещании. Ради сохранения английского достоинства полет был разрешен… на полчаса, в которые входило и время ознакомления с самолетом. Газета «Дэй-ли экспресс» потом сообщала: «Странная сцена — генерал сбросил пиджак, заправил брюки в ботинки и залез в кабину. Главный летчик-испытатель Билл Бетфорд в течение пяти минут через переводчика объяснял назначение приборов…» После полета маршал авиации Честер подарил Алексею Сергеевичу высотный шлем с надписью: «Поразившему нас красному асу Благовещенскому». А Бетфорд назвал его лучшим пилотом мира.

Военную службу А.С. Благовещенский закончил в 1960 году, выполнив 3554 полета и налетав 2978 часов 40 минут, и тут же получил приглашение А.Н. Туполева на работу по испытаниям новых самолетов.
С Туполевым Алексей Сергеевич был знаком с 1950 г. На большинстве послевоенных туполевских самолетах, поступавших на испытания или имевшихся в ГК НИИ ВВС, он летал, подписывал, как начальник ГК НИИ ВВС акты и рекомендации по ним. Когда его рекомендации нарушали сроки, установленные правительством, в институт приезжал сам А.Н.Туполев, чтобы «задавить» своим авторитетом подчиненных А.С. Благовещенского, на что Алексей Сергеевич отвечал: «Вы создаете технику, мы ищем ее слабые стороны — каждому свое». Андрей Николаевич смеялся и говорил: «А кормить меня ты будешь?»
Как и Туполев, Благовещенский всю жизнь вел творческий поиск, был готов к новым идеям и задачам, и, чествуя в 1969 году уже своего помощника — «молодого юбиляра» — Туполев трогательно сказал: «Вы стали самым родным, самым лучшим сотрудником всего нашего коллектива». Проходили 60-е, 70-е, 80-е годы: путевку в жизнь получали красавцы Ту-114, Ту-124, Ту-134, Ту-154, а вместе с ними время отбирало жизнь у их создателей. Интересное совпадение: «через руки» летчика-испытателя, Героя Советского Союза за номером 99 прошло 99 самолетов разных типов и назначений. Но главное, что отличало А.С. Благовещенского, — это внимание к людям и стремление оказать им реальную помощь, было ли это на фронте, или в различных конструкторских бюро, комиссиях, советах по общественно-партийной работе.
Говорят:
Полковник В.И. Михеев, ветеран второго ИАК:
— Глубоко порядочным, внимательным к людям и доброжелательным — таким останется в моей памяти мой командир, прошедший через всю жизнь — дорогой для нас -ветеранов — Алексей Сергеевич Благовещенский.
Генерал-лейтенант А.Ф. Семенов:
— А.С. Благовещенский принадлежал к числу таких командиров, которых подчиненные не только уважают, но и любят искренней сыновней любовью.
Полковник-инженер И.А. Прачик:
— Доброжелательность моего начальника — не просто служебный долг, а, прежде всего, состояние его души.
Маршал авиации П.Ф. Жигарев:
— Своим героизмом в боях увлекал на такие же поступки подчиненных.
Генерал-полковник авиации А.Г. Рытов:
— Он был неистощим на выдумку и боевую сметку. Авторитет Алексея Сергеевича был непререкаем.
Маршал авиации Е.Я. Савицкий:
— Имя Героя Советского Союза генерал-лейтенанта А.С. Благовещенского хорошо известно авиаторам многих поколений… Мне лично довелось узнать А.С. Благовещенского и как отважного летчика, как умелого командира и надежного боевого товарища.
В 1927 году юный курсант Алеша Благовещенский написал такие строки: «Орел поднимается в небо, сверкая могучим крылом. И мне бы хотелось, и мне бы туда, в небеса за орлом».
Генерал-лейтенант Благовещенский не только сам стал орлом отечественной авиации, но из-под его крыла вылетели более 50 Героев Советского Союза — фронтовиков и испытателей.

В. Г НОСОВ, О. Г.НОСОВ

Авиация и космонавтика 10.2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *