У него даже на обычном столовом подносе пропеллер

К.К.Васильченко

К.К.Васильченко

С Героем Социалистического Труда Константином Константиновичем Васильченко мне удалось встретиться только на третий раз. «Виноват, но мне сегодня нужно быть в Госдуме. Планы меняются – еду в мэрию», – оправдывался Константин Константинович. Но вот, наконец, Васильченко свободен от общественной деятельности. Мы сидим в удобных креслах в доме на улице Усиевича. Константин Константинович поглаживает кошку Нюшу, а я рассматриваю убранство комнаты, где многое связано с авиацией. Даже поднос на столе – и то с самолетом!

– Константин Константинович, расскажите о себе.

– Я родился в 1926 году в Москве. Войну встретил в пионерлагере «Артек». По радио шла какая-то музыкальная программа. Вдруг ребята стали толкать друг друга: «Слушай, слушай!» Там как раз Молотов рассказывал о вероломном нападении фашистов на СССР. Но все оставались спокойными – не понимали, что такое война.

Мы, помнится, даже устраивали «боевые» дежурства. А дней через 10 нас погрузили на машины и вывезли из лагеря. На вокзале мы наблюдали за призывниками, смотрели, как раздают оружие. Недалеко были слышны звуки сирены и бомбежки. В августе мы уехали в эвакуацию на Урал в город Кировоград. В 1943 году вернулись в столицу, и я поступил в Московский авиационный институт, а после его окончания в 49-м устроился на работу в опытное конструкторское бюро (ОКБ) Микояна. Все самолеты, которые делались в ОКБ – МиГ9, МиГ-17, МиГ-19, – проходили через нас. Мы давали оценку, что представляет собой самолет, готовили документацию, принимали участие в полетах.

Через нас прошли и многие другие. В 1985 году я стал начальником Летно-испытательного института Министерства авиационной промышленности – ЛИИ МАП (ОКБ Микояна было его частью).

– Чем занимался в то время институт? Что лично для вас было самым интересным?

– Это была самая сложная работа – осваивали космос. Одно из важных направлений – создание космического корабля. Наиболее запомнился первый полет космического корабля «Буран» без человека на борту в ноябре 1988 года. На Байконуре был построен аэродром. Собралось много народу. Все переживали: полетит – не полетит.

Уже после того как он стартовал, был обрыв связи. Думали, что несчастный случай произошел… А вот все закончилось хорошо. Полет занял немного больше часа. «Буран» два раза облетел вокруг земли и благополучно сел на Байконуре. Кстати, такой посадки было сложнее всего добиться. Все кричали, радовались…

– Расскажите, за что вы получили звание Героя Социалистического Труда?

– Это звание мне присвоено в 1982 году за разработку и создание самолета МиГ-31. Над ним шла работа около 6 лет. Самое сложное было его испытание. На нем была новая техника, которая еще не проходила испытание на других объектах. Этот самолет отличался от других своими возможностями. Нам удалось добиться скорости 3 тысячи километров в час. Дальность без дозаправки составила 3,5 тысячи километров (до этого дальность МиГов была существенно меньше – где-то 1000 километров). С дозаправкой в воздухе на нем можно было облететь вокруг всего земного шара! Правда, самолет сначала пролетел по всему СССР. Но самое большое достижение – радиолокационная станция на борту. Самолеты располагаются вдоль границы так, что между ними 800–1000 километров. Наземные радиолокационные станции замечают врага и передают самолету. Он принимает информацию и летит выполнять боевую задачу.

– Вы занимаетесь общественной деятельностью?

– Я принимал участие в создании Общественной организации «Герои Социалистического Труда» и сегодня занимаюсь общественной работой.

– У вас есть увлечения?

– А вот оно, увлечение – Нюшка. Взял с улицы. Очень хорошая кошка. А если серьезно – некогда. Сами видите, весь в разъездах.

А.Костин

«Вечерняя Москва», 29.04.05 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.